Интернет-журнал СЕТЕВИК

Болельщик «Сибири» о депрессии, Скабелке и кузьмичах

Болельщик «Сибири» о депрессии, Скабелке и кузьмичах

Чем отличаются фанки от кузьмичей, что хоккеисты выглядывают на трибунах, как гул арены окрыляет игроков и как игра любимой команды спасает от депрессии — все это знает Дмитрий Казанцев — один из самых известных и преданных болельщиков хоккейной «Сибири».

Дмитрий Казанцев или «Усатый в каске» — тот самый новосибирец, который раскрасил пятиэтажку в Академгородке в цвет хоккейного клуба «Сибирь». А еще он первый в истории КХЛ организовал шествие болельщиков в Новосибирске и прокатился по ледовой арене на «Запорожце». Хотя заядлым болельщиком «Сибири» он стал только пять лет назад.

— Дмитрий, какие люди приходят на стадион?

— Как и в городе, всякие люди бывают, так и среди болельщиков. Есть и дворники, и топ-менеджеры. На самом деле, публика разношерстная. Бытует мнение, что болельщики – это дебилы, которые только пьют и дерутся. Нет. Там нормальные люди, которые приходят получать эмоции.

— А как выглядит типовой болельщик «Сибири»?

— У нас есть фанки и кузьмичи. Кузьмичи – это основная масса болельщиков. Фанки считают себя элитой. Там в основном молодежь, прожженные фанаты… Я с ними общаюсь, в принципе, нормальные ребята. Но они считают себя ультрасами, такими наикрутейшими. Они безудержно весь матч орут. А кузьмичи — основные болельщики, которые гаркают «Славься, Сибирь!»… У нас трений нет, но и любви нет.

Кузьмичами называют любых спортивных болельщиков, которые не входят в фанатские группировки. Предполагается, что именно так их прозвали из-за типового образа обычного мужика с народным отчеством.

— Вы упомянули распространенное мнение о драчливых болельщиках. А как часто на самом деле случаются драки на трибунах?

— Я такого не встречал. Наоборот, мы в другие города приезжаем, как гости дорогие. Бывает даже такое: в Питер приехали, ходим там по стадиону, кричим: «Мы хозяева Сибири». Ну, люди смеются, победы нам желают. Добродушные болельщики других команд на самом деле.

— В новом сезоне «Сибирь» пока показывает не лучшие результаты, а вы все равно не пропускаете ни одной игры. Что заставляет ходить на матчи после неудач команды?

— У нас как-то команда летела 12 матчей подряд. Приехали в Питер, служба безопасности проверяет флаги, атрибуты, растяжки. «Вы что, — говорят,— на самом деле из Новосибирска прилетели? У вас там такая серия проигрышей». Мы говорим: «Ну, да». Они на нас смотрят удивленно и говорят: «Вот вы — настоящие болельщики. У нас пару матчей команда проиграет — все, стадион пустой».

Понимаете, каждый матч, пусть и проигрышный – это все равно какая-то история, действие. Пускай это драма, ладно, смотришь ты драму. Бывает и так, что команда ведет, ведет, раз — проиграла. Это эмоции. Переживания. Кто-то любит смотреть мелодрамы, кто-то фантастику, а у нас как пойдет. На какой фильм попадешь, на такой и попадешь.

— Но когда на игру идете, все равно ждете от команды победы?

— Я просто иду на действие. Я знаю много вещей, которые происходят внутри команды, и, наоборот, их всегда оправдываю. Сейчас коронавирус, я знаю, кто переболел, кто может выдержать только первый период. Когда больше знаешь, знаешь самих играков, знаешь, что у кого и когда болит — относишься к ним по-другому, как к близким своим.

— Но победа вызывает больше положительных эмоций. Вообще, какие чувства на трибуне во время игры испытываете?

— Когда команда выигрывает, весь стадион, и люди друг от друга заряжаются. Как единый организм. Там братство. Бросок… шайба рядом с воротами пролетела — вау! От этого получаешь кайф, удовольствие, до мурашек.

— А за командой повсюду следуете? На всех выездных матчах бывали?

— Конечно. У нас три арены остались, где мы не были. В Сочи, Челябинске и в Магнитогорске. Но Челябинск и Магнитогорск мне не интересны. Магнитогорск вообще тяжелый город. У нас, в Новосибирске, когда трансляцию ведут, люди на трибунах яркие, красочные. А там весь стадион в черном. Ребята, кто ездил туда, все говорят, что энергетика там подавленная.

Я не буду говорить, что я во все лопатки настоящий болельщик. Мы же совмещаем приятное с полезным, есть предлог посмотреть Россию, другие города.

Хоккейная «Сибирь» образована в 1962 году путем слияния двух новосибирских команд «Динамо» и «Химик». Свой первый матч в чемпионате страны «Сибирь сыграла 31 октября 1962 года в Риге.

— Вы стали активным поклонником «Сибири» с сезона 2015/2016. Что сделало вас таким преданным болельщиком за такой непродолжительный срок?

— Команда вывела меня из полной депрессии, которая была у меня три года. Я лежал, не понимал ничего, в овощ какой-то превратился. Сам себе говорил: «Ты же не такой вообще». Депрессия — она и в Африке депрессия. Проблемы по бизнесу были.

Меня товарищи вытащили на матч один, и все. Энергетика стадиона вдохнула в меня творчество, я уже после этого ни одного матча не пропускал. Самое интересное, когда стал болельщиком, постепенно начало все налаживаться. А когда я приехал на первую игру, у меня даже не было денег шарф купить себе.

— Вы известны в Новосибирске почти как сама «Сибирь». Раскрасили дом, где живете, в цвета команды, провели первое шествие болельщиков... Считаете себя главарем всех болельщиков?

— Я себя таким не считаю. Так люди, может быть, считают. Я не скажу, что главарь. Может, лидер какой-то группы людей. Так, чтобы у меня фан-клуб был какой-то зарегистрирован, такого нет. Мне задавали вопрос — что ты хочешь? Я занимаюсь этим, мне интересно, люди сами подтягиваются. Нет у меня амбиций, таких как у Гитлера или у Сталина. (Смеется)

— Но быть лидером — это ответственность. Во что она вам обходится?

— Четыре года назад меня арестовали за одно шествие. Мы с ребятами с площади Маркса пошли забивать золотой гвоздь на месте строительства новой ледовой арены. И мы первые, я первый забил гвоздь. Когда это все сделали, меня арестовали. До «запятой» докопались, хотя все было согласовано. Меня хотели на 10 суток закрыть, в итоге 10 тысяч штрафа дали. Но клуб сразу оплатил.

— Вы, как болельщик, критикуете тренерскую работу? Сидя на трибуне, думаете, что другого игрока надо вывести, например?

— Ни в коем случае вообще. Это внутренние дела команды. Только глупый болельщик может говорить какие-то вещи о работе тренера, правильно или не правильно он ведет себя. Команда — это организм. Печень отвалилась, все начинает сыпаться. И здесь также. Таких комментаторов на трибунах хватает. Кричат разные неприятные вещи, но это скорее от невоспитанности.

— Как отнеслись к уходу Андрея Скабелки в 2017 году? После сезона 2014/15 годов, когда команда вышла в четвертьфинал, на него все молились, как казалось...

— Когда Скабелка уходил, в моем понимании, это было, что он сдался или сбежал. И у других болельщиков также. Хотя я его уважал, мы общались даже на выездах.

#Хобби и досугЧерлидинг: с запретом на любовь

— А много ли, по-вашему, зависит от тренера? Ведь и при Скабелке были откровенные неудачи, также, как и у Николая Заварухина...

— Заварухин смог сплотить ребят, он дополнительных игроков подтянул. Но больше команда играет тогда, когда у нее в коллективе все ровно. Когда серия неудач идет, в раздевалке начинается ругань. Когда долгое время команда терпит поражения, игроки сожрать готовы друг друга. Внутренний климат в команде очень важен.

Скабелка раньше сильно был эмоционален, где-то и накричать и поругать мог, бывало и кулеры по раздевалке летали. Но такие вещи порой необходимы, чтобы встряхнуть команду.

После Скабелки много сменилось тренеров. Зубов, Юрзинов, Андриевский. Но никто не мог дать ума команде. Нам постоянно не хватало одного очка до восьмерки плей-офф.

А Заварухин — он спокойный, найдет подход к каждому. И звенья подобать может так, чтобы химия была. Хоккей — это командная игра, а не просто — лупи шайбой.

— Существует какая-то особая связь между болельщиками и игроками? Почему хоккеисты так не любят играть при пустых трибунах?

— Во время игры, когда атака идет, болельщики начинают заводиться. Орать и топать ногами, и гул такой на стадионе стоит. Один игрок как-то говорит: «Вы, когда начинаете это все делать, у меня прямо крылья вырастают, я ничего не чувствую, просто лечу». Здесь взаимная передача энергии, необъяснимая какая-то химия получается.

Болельщик «Сибири» о депрессии, Скабелке и кузьмичахФото: © болельщики ХК "Сибирь", предоставлено Дмитрием Казанцевым

— А зачем нужны болельщикам все эти атрибуты в виде флагов, растяжек, фирменных маек и шарфов? Разве нельзя следить за игрой без этой мишуры?

— Это поддержка команды. Перед матчем мы растягиваем большую майку, большую джерси, грубо говоря. Ребята ждут, что майка должна появиться. Было такое, когда я болел, ее не растягивали и команда проигрывала.

Игроки — это вообще суперсуеверные люди. Я же вижу, они выходят на построение. Раз, один посмотрел — майка на месте. Ребята видят, что мы болеем, поддерживаем.

Источник

Читайте также
Редакция: | Карта сайта: XML | HTML