Интернет-журнал СЕТЕВИК

Про «синих воротничков» и растущие зарплаты дворников. ИНТЕРВЬЮ

Про «синих воротничков» и растущие зарплаты дворников. ИНТЕРВЬЮ

Новосибирск стал четвертым городом России, где «Авито Работа» открыла представительство. О перспективах сибирского центра притяжения, конкуренции на рынке, зарплатах для «синих воротничков», исчезающих и появляющихся профессиях рассказал руководитель по развитию «Авито Работы» Дмитрий Пучков.

— Почему четвертое представительство в Новосибирске, а не, скажем, в промышленном гиганте Красноярске?

— Новосибирск – центр притяжения всех, кто находится в Сибирском федеральном округе. Мы видим очень большой потенциал в регионе. И идем вслед за своими клиентами.

Мы работаем с большим числом федеральных компаний, которые приходят в Новосибирск. Например, «Магнит» и «Пятерочка», сервисы такси «Яндекс» и Uber. Но нам интересен и локальный бизнес. Мы для себя этот регион обозначали как фокус, как стратегическое направление.

— Почему «Авито» вообще зашел на рынок работы? Изначально — это был сайт классических объявлений…

— Начиналось все продажи товаров, бывших в употреблении. Потом на сайте появилась возможность аренды квартир, продажи авто. И в какой-то момент мы поняли, что у аудитории, с которой мы работаем, есть потребность в поиске работы.

И это в основном люди, которых можно отнести к сегменту «синих воротничков». Люди, которые ценят деньги. И когда мы поняли, что эта аудитория уже с нами, решили выйти с фокусным предложением.

«Синий воротничок» — условное название рабочего класса. «Синие воротнички», как правило, противопоставляются работникам сферы услуг и «белым воротничкам», которые не занимаются физическим трудом. «Синие воротнички» — самый многочисленный социальный слой.

— Насколько многочисленный сегмент «синих воротничков»? Много ли их в России?

— Если говорить о трудоспособном населении России в целом — это 72 миллиона человек. Если говорить о массовых профессиях, то это, по разным оценкам, до 36 миллионов.

— «Авито» с его возможностями, да и другие большие сервисы по поиску работы, не оставляют шансов небольшим региональным ресурсам на выживание. Или это не так?

— Мы с вами знаем достаточно много успешных примеров, когда региональные компании добиваются успеха. Что уж далеко ходить. Есть пример из Новосибирска — компания федерального уровня 2ГИС.

Мы знаем много примеров гораздо более нишевых компаний, Робот Dasha тот же. Есть компании, есть стартапы нишевые, которые успешной конкурируют, как с федеральными, так и с мировыми игроками.

— То есть конкурировать с гигантами по поиску работы возможно?

— Если есть фокусность и ниша. Естественно, если ты замахнулся атаковать весь соискательский рынок, то понятно, что здесь уже другие деньги, другие маркетинговые войны.

Здесь без каких-то бюджетов, без инвесторов придется тяжело. Опять же, если ты не компенсируешь эту игру столкновением в лоб другим конкурентным преимуществом…

— Но часто небольшие успешные стартапы тоже сливаются с гигантами. Да и большие тоже…

— Каждый стартап, более или менее успешный, однозначно получает десятки предложений о сотрудничестве. И в какой-то момент — это твой выбор — идти вместе с кем-то или оставаться независимым.

Возможно, я вас разочарую отсутствием универсального ответа. Но здесь, действительно, можно только поразмыслить о том, какую стратегию развития ты для себя видишь – быстрый рост за счет кого-то, или рост, когда ты остаешься самостоятельным игроком.

— Вы говорите о нише. Чем «Авито Работа» отличается от других подобных сервисов?

— Мы не говорим, что мы конкурируем с ресурсами по поиску работы. В первую очередь, мы интересны своей аудиторией. Аудитория «Авито» достигла более 50 миллионов человек в месяц. И они приходят к нам в поисках чего-то.

Это могут быть разные потребности — от продажи коляски до аренды жилья, услуг по починке крана. И человек, случайно увидев объявление с интересной вакансией, задумался о смене работы.

В этом и есть наше отличие. Когда люди приходят на сайт по поиску работы, они идут с четкой целью. У нас более широкая аудитория и это ценят работодатели.

— Вы сказали, они приходят на «Авито» и видят объявление о работе. Как именно это работает?

— Условно, мамочка выставляет коляску на «Авито». Мы понимаем этот сигнал так – возможно, ей скоро понадобится какая-то работа. Если не постоянная, то подработка.

И через нашу систему рекомендаций мы показываем максимально релевантное интересам пользователей объявление об имеющихся вакансиях.

— Но смена работы — это достаточно серьезный шаг. Обычно люди долго раздумывают, прежде чем решиться на такое…

— Для представителей массовых профессий это, как правило, не такой шаг, как, скажем, для «белых воротничков», которые долго готовятся к смене работы, возможно, строят какой-то карьерный трек. В сегменте массовых специальностей люди ориентируются на другое.

Например, видят похожую работу примерно с такой же локацией, а близость к дому для них — ключевой фактор. Видят другой уровень зарплаты, и иногда разница даже от 500 рублей может стать причиной откликнуться на объявление. Согласитесь, что 1,5-2 тысячи прибавки — это значимо, если ты зарабатываешь 30 тысяч в месяц.

— А какого рода подработки востребованы?

— Мы видим каждый день из года в год растущий тренд на частичную занятость. На все, что касается временной работы. И это очень высокий показатель — плюс 25-30% в год. Люди ищут подработку с ежедневной оплатой.

Мы понимаем, что экономическая ситуация остается нестабильной. Если говорить про доходы населения, они не растут так, как нам всем этого хотелось бы. И люди, даже имея постоянную работу, ищут варианты подработки.

— Расхожее мнение, что Сибирь экономически депрессивный регион — верно?

— Я стараюсь избегать навешивания ярлыков. Есть разнородность в экономической активности. Есть определенная специфика. Сибирь — это больше промышленный регион, если не брать Новосибирск и Томск, где развиты IT-сегмент и мощный научный сегмент.

У Новосибирска большой потенциал. И мы видим, что в темпах роста, темпах развития экономики его точно нельзя отнести к депрессивным регионам.

— Какие самые востребованные профессии в Новосибирской области среди массовых профессий?

— Первое место — это все, что связано с транспортом и логистикой. И это ожидаемо.

В Сибири, пожалуй, быстрее, чем в среднем по России, развивается строительство. Развивается и Новосибирск, и регионы СФО.

Самая популярная профессия в России среди «синих воротничков» — водитель. Их в стране около 7 миллионов. Следующие по популярности профессии — кассиры и продавцы, их в стране 5 миллионов.

— В каких отраслях Сибири зарплата «синих воротничков» больше?

— Медианная зарплата по Сибири в массовых профессиях за год выросла на 15% и составляет 34 тысячи рублей. Но разница от профессии к профессии большая. Самые сдержанные и минимальные предложения — в сфере ЖКХ и образования – в районе 25 тысяч. А вот строительство и логистика — уже около 45 тысяч.

— Говорят, Москва тянет специалистов из Сибири, регионы беднеют на квалифицированные кадры? Это так?

— Квалифицированного, узкого специалиста, рабочего человека найти чрезвычайно сложно. Но эта тенденция актуальна для всей страны. И в Сибири, и на Урале, и в центральной России.

В период пандемии та же строительная отрасль в Москве получила двойной удар. Прошлой весной все мигранты начали уезжать, не все смогли остаться. И в сферах, где миграционный приток был максимальным, мы видим очень большие проблемы с кадрами.

Второе – вы говорите: «Люди уезжают в Москву». Да, вы знаете, нет! Как бы не начали переезжать из Москвы обратно. Объясню — переход на удаленку спровоцировал обратный отток в регионы. А общемиграционные потоки в сфере рабочих специальностей сократились.

Связано это с тем, что у людей остается страх по поводу получения квалифицированной медицинской помощи. Вроде медицинский полис действует в любой точки России, но у людей есть опасения, что они ее не получат. И родные говорят: «Там ты один, а здесь мы. Если что, мы тебя поддержим».

Если раньше люди охотно приезжали в Москву, например, поработать вахтой на каком-то складе, пожить 30 дней на удаленном объекте, то сейчас зарплата перестала быть ключевым фактором.

Соискатели просят досконально показать им — куда они приедут. Это будет барак на 25 человек на 20 квадратных метров, где если кто-то заразился, то на следующий день заразятся все. Или это будет комната на двух человек, где условия будут лучше, но зарплата меньше. «Но если я буду зарабатывать меньше, то надо ли мне уезжать?».

И это двойной удар, который получили центры притяжения миграционных потоков. Это проблема.

— А в каких сферах возникли самые большие проблемы из-за отсутствия мигрантов?

— В первую очередь — транспорт и логистика. И это не такси, хотя и такси пострадали. Но больше — общественный транспорт. Устраиваться в муниципальное предприятие нельзя с правами другого государства, а россияне неохотно идут на эти должности.

Вторая отрасль — строительная, где был наибольший приток мигрантов. И сейчас действительно большой спрос на специалистов из России.

И третье — ЖКХ. Там, вообще, все сложно. Даже при том, что рост зарплат на самые низшие позиции огромный. Что уж там! Рост зарплаты дворника достиг пика. Ему просто не могут сделать зарплату выше, чем у начальника в ЖКХ. Но даже несмотря на значимое повышение зарплат, все равно местные жители отказываются идти на эту работу.

— Скоро начнется вступительная кампания. Вчерашние школьники хотят быть востребованными после вуза или техникума. Что вы можете посоветовать? Куда пойти учиться, чтобы не оказаться на обочине через пять лет?

— Есть базовое фундаментальное образование, на базе которого можно освоить какой-то навык — химическое, физическое, рабочее. Но прикладные навыки устареют к тому моменту, когда тебя выпустят. Первый тренд — тебе придется учиться постоянно. Какую бы профессию я сейчас не назвал – она устареет через три-пять лет.

Второе — можно утвердительно сказать, что будут востребованы профессии на стыке. Будут ли востребованы медики? Скорее, да. Но еще больше будут востребованы специалисты, если они получали образование и в сфере IT, и в сфере медицины. Это будет больше похоже на IT-анализ заболеваний, в сфере генетики, биотехнологий.

Цифровой навык сам по себе становится базовым. Это как читать и писать. Раньше английский язык можно было знать только переводчику, сейчас это некий пререквизит. Цифровая грамотность становится обязательной.

— А есть ли профессии, которые могут исчезнуть в ближайшие 10 лет?

— Нас все пугают роботами, автоматизацией, что водителей больше не будет и кассиров больше не будет. И это правда. У меня у самого открылся в доме магазин, где из шести касс четыре — это кассы самообслуживания. Где сам сканируешь штрих-код, сам платишь и никого не зовешь. Беспилотные машины уже ездят по улицам Москвы.

Продавцы и водители — сейчас самые востребованные профессии в России. И под угрозой 12 миллионов рабочих мест. И если вы в перечне этих профессий, и если вы хотите там оставаться, есть смысл подумать о следующем шаге и осваивать новые навыки.

Источник

Читайте также
Редакция: | Карта сайта: XML | HTML